«Ездят, как хозяева по моей земле»: история мариупольского фотографа — новости Мариуполя

Война началась накануне дня рождения фотографа и краеведа из Мариуполя Елены. Она поделилась своей историей о выживании в блокадном городе.

«Пили дождевую воду, позже она стала чёрной от пепла пожаров. Экономили»

По словам Елены, самым сложным было отсутствие воды и любых коммуникаций. В ее доме свет отключили 28 февраля, немного позже пропал газ ,отопление и связь. Запас волы быстро закончился и пришлось собирать дождевую. 

«Пили по чуть-чуть, хотя мне, водохлебу, хотелось выпить ведро. А надо было еще готовить хоть какую-то еду… Уже позже,когда стало чуть тише, ходили пешком за несколько километров с баклажками к колодцу или к источнику. Выстаивали очереди за такой драгоценной водой», — рассказала мариупольчанка.

 Прилёты 

Первый раз, когда снаряд попал во двор дома, Елена с семьёй была на кухне и собиралась завтракать. 

«Мы как окаменевшие стояли у окна. Из оцепенения вывела дочь, закричала, чтоб бежали в коридор. Прилетело ещё … и ещё…В следующие прилёты бежали в коридор, где уже лежали тёплые одеяла…Стало страшно ночами  спать в постели. Переселились  в коридор», — говорит женщина.

Выживание в подвалах

В скором времени местные стали вскрывать магазины, выносить еду из разбитых снарядами складов. От обстрелов Елена с соседями решили прятаться в подвале под домом.

«Подвал у нас более менее хороший. Разделен на отдельные «комнаты», которые и заняли через одну. Комната — «санузел» с ведром-унитазом и миской-умывальником (в основном у кого малыши). И так вдоль всего подвала нашего 8-подъездного дома. На земляном полу — паласы,одеяла,подушки. Одетые тепло, в верхней одежде, сверху одеяла, которые были в квартире. Ложишься, а тебе холодно. Согревались только когда тесно прижимались друг к другу», — добавила Елена. 

Пищу люди готовили, как и все, на улице, а ели в подвале при свечах. В одной из комнат организовали «детской сад» с игрушками.

«Если бы не самолёты, то разрушений таких не было бы, и Мариуполь не взяли бы»

По словам Елены, первый самолет пролетел, сбив на их улице почти все металлические электроопоры. Следующий, в ночь на 10 марта, в соседнем дворе сбросил бомбу. Днём был ещё один авианалет: в одной из комнат вылетели стекла от взрывной волны, а осколок пробил шкаф и упал в коридоре, где пряталась семья. 

«Быстро собрались, закинули котов в переноски, пошли на соседнюю улицу к моей маме. Бежали, рядом горели дома», — вспоминает Елена. 

Сутки семья прожила спокойно, но затем вновь появился самолёт. Под домом горели машины, от взрывных волн вылетали окна и двери. Тогда началась «подвальная жизнь». 

«Подвал хорошее укрытие от осколков. Но если самолёт скинет свой страшный груз на дом, подвал станет могилой…В подвале мы прожили 10 дней. Во дворах стало тише, в квартирах потеплело до +7, люди понемногу стали переселяться в квартиры», — рассказала Елена. 

Убитых или умерших от болезней было очень много

Первой ушла соседка Елены тетя Валя, сердце не выдержало. Затем умер еще один сосед, молодой мужчина, и бабушка. Позже из-за антисанитарии в подвале отравился мужчина, скончался. От вражеского снаряда погиб брат Елены. 

«Его убило на улице российским снарядом. Заходила к нему в начале марта. Поговорили. Обнялись. Последний раз…30 марта оборвали жизнь. Убитых, умерших от обострившихся болезней (лекарств ведь тоже нет), много. Очень много. В лучшем случае, родственники или соседи, завернув в одеялко, закопают прямо у дома», — рассказала Елена. 

Об издевательствах оккупантов в Мариуполе 

«Стояли у колодца в очереди. Подъехали чеченцы. Выгрузили штук 30 баклажек. Без очереди подошли к колодцу. Кто-то из стоящих, вежливо попросил пропустить хотя-бы того человека, который уже начал набирать воду, на что услышали: «сейчас пущу очередь, будет тебе очередь!». Мы семьёй шли по улице, остановил «доброволец Донбасса», пристал к мужу: «Чего лыбишься, старый? Сейчас отрехтую улыбку». Потом ко мне: «С***, подстилка старая, открывай сумку, показывай, что несёшь!».

Сейчас Елена с семьей выехала в посёлок в Мариупольской районе. Дальше ехать не получается из-за пожилых родителей. 

«Какое счастье спустя, почти 2 месяца принять горячий душ, постирать одежду и надеть на себя чистое белье! Приготовить еду на печке. Купить хлеб без очереди… Поздно вечером, когда потемнело, вышла к морю. Ревела в голос. Надо было выкричать накопившуюся боль за расстрелянный город, за брата, которого больше нет , за тех, которые остались лежать во дворах», — добавила Елена. 

Больше новостей читайте в нашем Telegram.

Напомним, в оккупированном Мариуполе студентка харьковского университета сотрудничала с оккупантами.

Источник