Генерал Романенко: армия Путина может выйти из Донецка, как вышла из Херсона. Интервью — новости Мариуполя

Выход оккупационных российских войск с территории правобережья Херсонской области и города Херсон стал возможным благодаря профессиональным действиям украинских Сил обороны. Если бы враг не отступил, его группировка была бы полностью уничтожена. Подобная перспектива есть и у оккупированного Донецка. Грамотные и выверенные действия украинской армии могут вынудить агрессора выйти из этого города из страха окружения и уничтожения.

Видео дня

Благодаря успешной Херсонской контрнаступательной операции украинские защитники получили огневой контроль над логистическими путями врага в Крым. Еще одна-две подобных оперативных победы могут стать залогом победы стратегического уровня Украины в этой войне. Такое мнение в эксклюзивном интервью OBOZREVATEL высказал экс-заместитель начальника Генерального штаба Вооруженных сил Украины генерал-лейтенант Игорь Романенко.

– После выхода армии врага из Херсона и области озвучиваются различные версии, почему это произошло. Одна из них – Путин мог поставить перед своей армией более приоритетную задачу, например, оккупацию всей Донецкой области. Согласны ли вы с такими оценками? Куда, по вашему мнению, могут быть направлены силы оккупанта, которые покинули Херсонское направление?

– Необходимо говорить о главном. А главным является то, что это произошло в результате проведения контрнаступательной операции Сил обороны Украины на Херсонском направлении. Благодаря проведению информационно-психологической операции мы обманули противника и вынудили его перебросить свои резервы с Изюмского и Донецкого на Херсонское направление. А когда он это сделал, мы удачно провели контрнаступление в Харькове и области и создали перспективы для освобождения новых территорий на севере Луганской области. Все это в ходе организации Херсонской контрнаступательной операции.

Затем Силы обороны сосредоточились на Херсонском направлении. Сначала взяли первую линию обороны, путем нанесения ударов по пунктам принятия решений и объектам логистики противника обескровили эту группировку и создали условия, когда с военной точки зрения они больше не могли там оставаться. Им надо было либо выходить, что они и сделали, либо пытаться вести боевые действий, и тогда эта группировка была бы фактически уничтожена.

Они выбрали рациональный вариант, ушли. Негатив состоит в том, что им удалось сохранить значительное количество вооружений, техники и личного состава и вывести их на левый берег Днепра. По разным оценкам, порядка 25-30 батальонных тактических групп они могут использовать на других направлениях.

Что касается Донецкого направления, то Путин неоднократно озвучивал эту цель. Он заявлял, что, дескать, все сводится только к «освобождению» Донецкой и Луганской областей в административных границах. На Луганском направлении сейчас, наоборот, идет процесс освобождения оккупированных территорий, идут бои в районе Кременной и Сватова, и в Донецкой области враг никак не может существенно продвинуться вперед.

На Херсонском направлении для Сил обороны Украины сократилась линия фронта, поэтому и с нашей стороны могут высвобождаться соответствующие части, которые могут быть задействованы на других направлениях.

– По поводу Донецкого направления. Судя по карте боевых действий, оно оказалось рядом с линией фронта. Мы понимаем, насколько знаковым было освобождение Херсона и насколько знаковым может стать освобождение Донецка. Как вы рассматриваете такую перспективу?

– Не стоит задача атаковать Донецкую область в лоб. Силы обороны Украины ведут себя очень профессионально и проводят так называемые асимметричные действия. Вместо того, о чем вы говорите, может быть, было бы более рационально нанести удар с Запорожского направления на Мелитополь, Мариуполь, Бердянск, а также с севера, с Луганского направления – освободить Сватово и продвигаться вперед.

Может быть, к Донецку мы доберемся позже, но благодаря таким действиям противник будет вынужден сам выходить из города, как вышел из Херсона, потому что будет опасаться окружения, расчленения, уничтожения живой силы и вооружения противника.

Конечно, о деталях говорить не стоит, но я думаю, в ближайшее время мы увидим, какие же направления после Херсонского станут главными. Но подчеркну, это не значит, что наши Силы обороны будут форсировать Днепр на Херсонском направлении. Думаю, что это не так.

Еще одна-две победы оперативного уровня, как на Харьковском и Херсонском направлениях, и мы сможем достичь серьезной победы стратегического уровня, например, по освобождению юга или востока страны. Теперь даже логистические пути в Крым оказались под нашим огневым воздействием. Есть ряд позитивных моментов, которые можно будет использовать для дальнейшего успешного проведения нашей операции по освобождению оккупированной части Украины.

– И по поводу еще одного, северного направления. Как вы знаете, в настоящее время на Волыни на границе с Беларусью сооружается стена. Как вы рассматриваете эффективность такого сооружения на случай вторжения?

– Эту стену необходимо рассматривать всесторонне, а не только на случай вторжения. Вы думаете, страны Балтии строят такие стены от нечего делать? Это позволяет воспрепятствовать проникновению, проведению провокаций, например таких, как это было организовано с беженцами на границе с Беларусью.

Кроме того, это серьезное препятствие для диверсионных групп. А с точки зрения наступления войск, конечно, в таких стенах делаются бреши – и войска проходят дальше, но северное направление Украины – это Полесье, это болота, это леса, это продвижение по дорогам, которые в основном уже все заминированы и находятся под нашим огневым воздействием. То есть это очень сложное для врага направление.

Тем более, что на текущий момент у РФ нет возможности интенсивно насыщать, формировать совместную российско-беларусскую группировку, чтобы она достигла угрожающего потенциала. На текущий момент Россия создает на территории Беларуси авиационную группировку – это им удается в большей степени. Что касается личного состава, то, может быть, туда будут переброшены какие-то части, вышедшие с Херсонского направления. Но думаю, этот личный состав в основном будет выполнять задачи на востоке и юге.

Источник