Истории из Ада. Журналист Юлия Гаркуша о страхе попасть в плен и выживании в Мариуполе — новости Мариуполя

Мариупольчанка Юлия Гаркуша – журналист, которая работает как в украинских, так и в зарубежных СМИ. В осажденном городе она провела несколько недель, рискуя оказаться в плену или быт убитой оккупантами. 

Свою историю выживания в заблокированном Мариуполе Юлия Гаркуша рассказала журналисту «Мариупольского телевидения».

Позвонил бывший муж и сказал: «Путин объявил нам войну»

В то злополучное утро 24 февраля Юлии позвонил бывший муж, который живет в Киеве, и сообщил, что Путин объявил Украине войну. Женщина сначала в это не поверила, но спустя пару часов взрывы уже гремели в Мариуполе. Через несколько дней Юли переехала к другу, который жил в «сталинке» на проспекте Нахимова.

«Там было бомбоубежище, а не подвал. Все это время мы прятались в ванной, но большинство людей спускались вниз, потому что в соседний дом вскоре прилетело и выгорел весь первый этаж. С этого все началось, это был первый ужас, который я испытала», — рассказала Юлия Гаркуша.

Женщина отметила, что самым страшным в сложившихся условиях для нее было отсутствие информации. Среди напуганных жителей активно распространялись фейки.

Страшнее всего было оказаться в плену

«Страшно было, что ты останешься здесь навсегда и окажешься в оккупации. Для меня, как для журналиста иностранных СМИ, это было страшно. Я понимала, что если меня начнут обыскивать, я либо не сдержусь, либо они что-то найду и тогда я сразу попаду «на подвал». Страшнее всего было оказаться в плену. Я знаю много информации, которую они (прим. оккупанты) могли бы из меня выбивать», — рассказала Юлия Гаркуша.

По словам Юлии, спустя несколько недель нахождения в осажденном городе наступило отчаяннее. Однако женщине приходилось брать себя в руки, так как с ней были дети. Сын Юлии имеет расстройство аутичного спектра. В силу своей особенности ребенок не обращал внимание на взрывы вокруг. Также в один из дней помощь понадобилась другу Юлии.

«Однажды утром он просто упал в обморок, желтого цвета, тошнило кровью. Мы находимся в месте, где нет медицинского обслуживания и если человек ранен или у него серьезное заболевание, никто ему не может помочь. Мы оббежали соседние дома, нашли аптекаря и какие-то лекарства. Заваривали ему овсянку, еды понятное дело диетической нет, вода плохая», — рассказала Юлия Гаркуша.

Когда удалось выбраться из Мариуполя, для Юлии было шоком, что прибрежная часть тоже оккупирована российскими военными. Несколько дней женщина жил у родителей друга в поселке около города.

«На третий день к нам пришли пять человек с оружием. Они открыли сами калитку и зашли. Я спрятала телефон, соврала, что я домохозяйка, чижу с ребенком и не работаю. Показала им Левобережную прописку и сказала, что по пути разбила телефон», — вспоминает Юлия.

После этого случая ей пришлось сжечь все документы и рабочие записки, связанные с журналистской деятельностью. Юлия признается, что этот момент для нее был один из самых трагичных, так как работа была неотъемлемой частью ее жизни.

Приехав на подконтрольную Украине территорию Юлия наконец-то почувствовала себя спокойно и без страха говорила на украинском языке.

«Мы наконец-то оказались в правовом государстве. Нас никто не проверял больше, не обыскивали, просто смотрели паспорта и пропускали», — рассказала Юли.

Сейчас журналистка находится в Запорожье и уезжать не планирует. Здесь она оказывает помощь своим коллегам, в том числе, тем, кто до сих пор находится на оккупированной территории.  

Читайте также: в Приморском районе Мариуполя от вражеского огня погиб местный предприниматель Андрей Дьяконов. 

Источник