Мать защитника Мариуполя провезла через российские блокпосты награды сына — новости Мариуполя

Мариупольчанка Анна, спасаясь от оккупации, вывезла из города награды сына-военного полка «Азов». Об этом она рассказала в интервью для «Информатора».

Анне 50 лет, 32 года из которых она проработала на меткомбинате имени Ильича. Старший сын мариупольчанки Максим вступил в полк «Азов» ещё в 2014 году, а с начала полномасштабной войны защищал Мариуполь, находясь на территории завода «Азовсталь».

Женщина с младшим сыном до середины марта находилась в осажденном городе. Они трижды пытались выехать, но из-за обстрелов возвращались назад. С каждым днём ​​становилось все хуже: отопления не было, температура ночью опускалась до — 14 градусов, еду готовили на кострах. Недалеко от дома Анны был источник, в котором младший сын набирал воду.

«Однажды я пошла с сыном за водой и вижу, лежат баллоны, а людей вокруг нет. Такого не могло быть, что они ничейные. Мы подошли поближе и увидели лужи крови. Днём за водой ходить нельзя — постоянные обстрелы, только утром», — рассказала женщина.

Дом и двор, в котором жила семья.

Однажды, около 6 утра, пока семья спала, кассетные снаряды пробили крышу дома и выбило окна. Самолеты стали летать все чаще, обстрелы усиливались. Анна отметила, что 12 февраля ее младший сын получил водительские права, поэтому им повезло выехать.

«После одной такой бессонной ночи мы выгнали машину в 6 утра, загрузили в течение 10 минут в неё, что смогли, и уехали. Мы выехали через Мелекино – Урзуф в Бердянск. Там уже были русские. На въезде уже стоял блокпост. Мы с мамой не ходили, а сын унёс наши паспорта, они заносили куда-то наши данные, ходили и смотрели машины. Но к нам не придирались, у нас была овчарка. Сына заставляли раздеваться, проверяли татуировки. Ещё не было такого тотального обзора. Мы уехали ещё до того, как появились фильтрационные пункты», – рассказывает Анна.

Стоя в колонне уже перед Васильевкой, проехав более 15 блокпостов на пути из Мариуполя, семья нашла документы старшего сына в машине – пропуск на въезд в «Азов», ксерокопию всех документов, удостоверение. Кроме того, в одной из сумок были награды Максима. Среди них: нагрудные знаки «За отличия в службе» и «Ветеран войны», две медали «За освобождение Мариуполя» и памятный знак полка «Азов».

«Я не смогла оставить их там. Награды я замотала в кучу пакетиков, потом скотчем, потом замотала в вещи и положила на дно своей сумки. Сумка стояла в багажнике. А у нас в машине, чтобы добраться до багажника, нужно было откидывать задние сиденья. А задние сиденья были завалены. Бабушка там сидела, и только приближались к очередному блокпосту, бабушка куталась и начинала кашлять. Опять-таки собака в машине. Наверное, у нас очень сильный ангел-хранитель», — со слезами на глазах рассказывает Анна.

Сейчас Максим, как и другие защитники «Азовстали», находится в плену в оккупированной Еленовке. Его маме известно, что военный жив, но голодает. Она также добавила, что находясь в «Азовстали» у многих бойцов не было надежды на спасение.

«Им, взрослым мужчинам, дают очень малые порции. Упало давление к темноте в глазах. Они находятся в Еленовке. Я не знаю, чем я могу помочь ему. От меня нужно только ждать и верить. Если бы они не продержались 3 месяца, оттягивая большую группировку и технику, не устояло бы Запорожье и тот же Киев. В Мариуполе был маленький гарнизон. На полумиллионный город, у нас военных было может 3 тысячи человек. Естественно, россияне хотели выбить их с завода любыми путями. Дети не надеялись выйти. Возможно, когда пришла команда сложить оружие, у них появилась надежда, что они вернутся в Украину», — рассказала Анна.

Больше новостей читайте в нашем Telegram.

Напомним, недавно российские захватчики взяли в заложники нескольких детей украинского военнослужащего.

Источник