Опыт информационного сопротивления «Мариупольского телевидения» — новости Мариуполя

На страничке Национального совета по вопросам телевидения и радиовещания опубликовали интервью с президентом «МТВ» Николаем Осыченко о том, как работал канал в самом начале войны, что происходило в городе и чем сейчас занимаются сотрудники МТВ. 

Еще в феврале телерадиокомпания «Мариупольское телевидение» готовилась к празднику. 5 марта 2022 года ей исполнялось 25 лет. Компания динамично развивалась, получила цифровую лицензию, планировала ребрендинг, обновление студии, даже записывала поздравления от известных украинцев, а в день основания планировала провести большой телемарафон. Российское полномасштабное вторжение 24 февраля поставило на планах крест. Но «Мариупольское телевидение» выжило. Новая история проекта Национального совета Media Heart of Ukraine.

В день вторжения коллектив телекомпании срочно перешел в чрезвычайный режим. Акцент в эфире сделали на рекомендациях экспертов МЧС, советах врачей, терробороны, полиции. Создали ролики с предупреждением о воздушных тревогах и эвакуации.

Буквально через несколько дней рашисты обстреляли трансформаторную станцию ​​и весь Мариуполь остался без электроэнергии. Отремонтировать станцию ​​было невозможно – она уничтожена до основания. Телекомпания и ретрансляторная башня в Мариуполе проработали благодаря генераторам еще один день, больше не имело смысла – город был полностью без тока.

Николай Осыченко, руководитель Мариупольского телевидения, переехал в Мариуполь из Донецка после событий 2014 года. Помнил действия рашистов еще с тех пор, поэтому на этот раз среагировал мгновенно – запретил коллективу собираться в помещении телекомпании, провел раскоммутацию эфирной аппаратной. Думал, что будет как в Донецке: оккупанты, если захватят город, то поставят своих гауляйтеров и начнут транслировать свою пропаганду. Чтобы помешать такому плану, медийщики разобрали технику, а три важнейшие матричные платы, без которых невозможна трансляция, спрятали в трех разных местах.

Сотрудники разошлись по домам, чтобы работать на оставшихся ресурсах. Сосредоточились на работе на сайте и в соцсетях.

Когда исчез свет, то перестали срабатывать сирены предупреждения об авианалетах. Тогда Николай выяснял информацию у украинских военных и предупреждал людей через телеграмм-канал. Все вещатели Мариуполя (МТВ, ТВ7, Сигма, Донбасс) мгновенно распространяли информацию в своих чатах. 

«Надеюсь, мы спасли кому-то жизнь», – говорит Николай.

Весь ужас российских бомбардировок журналисты снимали и монтировали видео на телефонах. Пока была мобильная связь, выставляли их на сайт и в соцсети. Однако и это продолжалось недолго. Когда умолкли мобилки, прервалась связь и с нашими военными.

Уже во время боев в Мариуполе передавали информацию через людей. К Николаю приходили за едой знакомые, после Донецка он всегда держал у себя запас воды и еды, так что теперь делился своими запасами. Люди рассказывали, что и где видели, о чем слышали. В то же время узнавали новости и от Николая.

Осыченко жил в центре Мариуполя в десятиэтажке, на верхних этажах можно было поймать связь. Николай каждый день выходил с блогами, где рассказывал, что происходит в городе. Параллельно искал своих коллег – смотрел, появлялся ли кто-нибудь в сети и когда.

По его блогам можно почувствовать, как в Мариуполе пришла война. Николай рассказывал о том, что видел. Как мариупольцы в первые дни войны спасают жителей посёлка Сартана, эвакуированных из-за наступления рашистов.

Как первые снаряды стали прилетать в город. О смерти школьника, которого российская ракета убила прямо в парке. О том, как мариупольцы не могли воспользоваться «зеленым коридором», потому что россияне обстреливали машины и возвращались – с расстрелянными дверями, разбитыми окнами, покрытые землей от взрывов.

Ездить в Мариуполе было опасно – Николай стал свидетелем того, как семью с младенцем пришлось эвакуировать только в БТРе. Не только ездить, сходить за хлебом было смертельной угрозой. Магазины разбили с первых дней войны и люди искали пищу где придётся. Однажды снаряды прилетели прямо в очередь за хлебом. Его сосед был в той очереди, около десяти человек погибли, а он получил осколочные ранения. В одиночку дошел до двора и перед подъездом обессиленный упал – жильцы дома подхватили его и спасли. В городе началась гуманитарная катастрофа.

Не было ни света, ни газа, ни воды. Люди выламывали окна и двери, чтобы порубить их на дрова – грелись и готовили еду во дворе. Всё это под постоянными обстрелами российской авиации. У Николая Осиченко возникла своя примета: «Если слышишь звук самолета – значит, будет стопроцентный «прилет» и молишься, чтобы не к тебе». Целых построек в Мариуполе не осталось. Погибших стало так много, что их хоронили во дворах.

13 марта у дома Николая упали сразу три ракеты, в квартирах выбило окна и двери. Спасло то, что под многоэтажкой был подземный паркинг – прятались там. Повезло, что машины жителей частично сохранились.

15 марта руководитель канала еще с четырьмя семьями собрал вещи и уехал в сторону Запорожья. Чтобы не попасть в плен к рашистам, выбросил удостоверение, придумал «легенду» и предупредил родственников – он режиссер хоккейных трансляций. До войны еще в 2011-2012 годах Николай действительно занимался трансляцией хоккея, а в Мариуполе его канал транслировал матчи местного хоккейного клуба. Чтобы убедиться, надел кепку с надписью «ХК Мариуполь». Впоследствии он стал его талисманом.

Путь в Запорожье, обычно длившийся 2 с половиной часа, растянулся на 15 часов. Блокпостов россиян было 20-25, и на каждом проверка. Рашисты усиленно проверяли документы, искали следы от оружия на руках, но о работе ничего.

Вырвавшись в Запорожье, Николай первым делом провел перекличку среди своих работников – кто выбрался? Количество спасенных постоянно изменялось. Из 89 человек откликнулась половина, затем больше. На данный момент Николай не знает судьбу четырех своих работников. Они остались в Мариуполе. Остальные выбрались и живы. 80 процентов находятся в Украине и Европе. Другая часть – в России. Кое-кого вывезли оккупанты, кто-то поехал к родственникам.

 «Буду связываться с ними, если они с Украиной, будем пытаться вытащить, будем работать, а если нет – то попрощаемся навсегда».

Из выехавших в Запорожье Николай собрал команду – 18 человек. Называет их «морские котики», потому что выполняют самые сложные задачи. Работают в соцсетях, развивают сайт, снимают истории тех, кому удалось вырваться из российской оккупации. Николай активно комментирует ситуацию иностранным медиа, рассказывает правду о Мариуполе.

Пережить сложные времена медийщикам помогли коллеги по украинским каналам. Запорожский «ТВ5», днепровский «34 канал», канал «Украина» предоставили помещение и аппаратуру телевизионным «морским котикам» из Мариуполя.

Оккупанты же в Мариуполе пробуют сделать свое русское «Мариупольское телевидение». 

«Сборная предателей, – использует хоккейную терминологию Николай, – неизвестно, кого они там наберут, чтобы снимать сюжеты. Будут создавать картинку для россиян. В городе осталась передвижная телевизионная станция, решисты могут ее использовать. Впрочем, смысла с нее сейчас немного, возможно, будут ездить для картинки, потому что на этой машине написано «Мариупольское телевидение».

Настоящее «Мариупольское телевидение» сегодня – это не только медиа, но и важный социальный фактчекерский проект. Телевизионщики внимательно проверяют все видео, получаемые из Мариуполя и находящиеся в соцсетях, идентифицируют людей – кто жив, где они находятся. Затем передают эту информацию родственникам, волонтерским организациям. Имеют телевизионные «котики» и прямой контакт с защитниками города и говорят: российская пропаганда лжет. Мариуполь не сдался!

Ранее мы сообщали, что в Мариуполе умер член Национального союза журналистов Сергей Буров

Источник