Пытки током и сломанные плоскогубцами зубы: Евгений Чуднецов, бывший в плену «ДНР», теперь воюет в Мариуполе — новости Мариуполя

Сегодня – рассказ о 31-летнем Евгении Чуднецове, которому побывать в адских условиях пришлось раньше. В 2015 году он попал в плен и был приговорен пророссийскими марионетками к 30 годам лишения свободы.  

Евгений Чуднецов родом из Макеевки. С детства занимался боевыми единоборствами, много читал, интересовался политикой, рассказывали друзья Евгения в 2017 году. 

В детстве желания стать военным не было, я хотел стать ветеринаром. Служить по контракту хотел пойти в 2010 году, когда ему было 20 – отказали. 

Сам Евгений признавал: до подросткового возраста, пока не начал мыслить самостоятельно, имел взгляды, приближенные к «ватным» – школьники в Макеевке это была неизменная массовка для митингов «Партии регионов».

Повзрослев, начал общаться с футбольными фанатами из Донецка. Тогда заинтересовался скандинавской мифологией, руническим письмом, а один из товарищей сделал ему на плече татуировку черного солнца, которая впоследствии, по мнению Чуднецова, спасет ему жизнь.

Когда началась АТО, с половиной друзей детства Евгений уже порвал связи. Они, говорит, были слишком «ватные» и когда начались события Революции достоинства — слишком разные мысли. Именно старые друзья предупредили: «за тобой уже уехали». Скорее всего, внимание сторонников России привлекли патриотические посты Чуднецова в соцсетях. На сбор вещей было не больше 20 минут.

Евгений собрал их и уехал – в «Азов». Над позывным долго не думал – еще с детства Чуднецова называли «Чудиком».

Семья Евгения долго не знала, что он ушел на фронт. Воин сознательно об этом не сообщал, чтобы им не навредить. В 2014 году стал автоматчиком в «Азове». В Широкинской операции был в ударно-штурмовой группе. 

«В последний день мы варили суп, начался сильный обстрел. Тогда мы разъехались. Все было очень хаотично, — «Азов» вперемешку с сепаратистами. По БТРу, в котором он ехал, попал танк. Женя и многие из его полка получили осколочные ранения и контузии. Когда его взяли, он был не в состоянии обороняться», – вспоминал со временем сослуживец. 

Он попал в плен 14 февраля 2015 во время боев именно возле Широкино.

«Их танк подбил наш БТР. Нас разбрасывало и разделило. Я отходил и вылетел прямо на сепаратистов. Мы друг в друга немного постреляли, мне прилетел ВОГ (боеприпас для гранатомета). Я упал. Когда начал подниматься, они уже окружили «, – рассказывал впоследствии Евгений Чуднецов.

Он убеждал – жизнь ему спасла татуировка. Выжил благодаря татуировке.

«Они искали шеврон, дернули – а у меня трезубец, «черное солнце» на плече. Ухватились за голову и говорят – мы тебе сейчас это с рукой отрежем. Затем один по рации сообщил: взяли всего растатуированного азовца. Говорят: везите в Донецк. Сначала на эмоциях и ножом тыкали, и говорили, что расстреляют. Потом успокоились».

Объясняет: он был настолько колоритным, что идеально подходил для русской пропаганды – потому и сохранили ему жизнь.

«Я был квинтэссенцией мирового зла: из добробата, местного, с татуировкой трезубца», – объяснял Евгений.

Впоследствии пленника заставили дать пресс-конференцию российским СМИ, где он должен был говорить заученный текст об «иностранных наемниках» и «американском оружии». Перед микрофонами Чуднецов с гематомами на лице и сломанными передними зубами.

«Зубы выбили плоскогубцами», – объяснял впоследствии Евгений. — Не выдергивали по одному, а нанесли удар плоскогубцами – так они и вылетели».

Также били, поломали ребра, гасили окурки о его голову, применяли пытки током.

«Пробовали давить морально, но кто их слушал? Говорили, что я предатель Родины. А я отвечал, что давал присягу Украине и ей служу. А вы –нарушили  присягу, присягнув «ДНР». Знаете, как у Гете: «Нет безнадежнее рабства, чем рабство тех рабов, кто себя считает свободным от оков». Вот наши восточные соседи считают себя свободными, но они являются абсолютными рабами. Я когда был в плену, им говорил:

«Сидя в этой клетке, я намного свободнее, чем вы, когда ходите по улицам», — продолжал «Чудик».

Вместе с другими увлеченными бойцами его заставляли заниматься разминированием и расчисткой аэропорта.

Затем Чуднецова «судили» – без адвоката и без свидетелей. Прокуроры требовали смертную казнь, суд дал 30 лет заключения.

Во время плена (около 3 лет) от болезни скончалась мама Евгения. 12 раз его вычеркивали из списков на обмен, пока в конце 2017 года обменяли. На обмен уехал из карцера. После плена и небольшой реабилитации Евгений вернулся в службу в «Азове».

«Мне нравится моя работа, моя служба, я продолжаю развиваться в профессиональном плане, хочу и дальше служить. А тем, кто пережил плен, хочу сказать: не стоит отчаиваться, нужно планировать дальнейшую жизнь и не зацикливаться на плохом», – сказал он после увольнения.

После заключения нового контракта служил начальником медслужбы батальона.

«В первую очередь я стрелок, во вторую – парамедик. То есть ты обычный боец, но если что-то случается, то оказываешь медицинскую помощь – вытаскиваешь людей из поля боя», – объяснял Чудик.

Объяснял, к слову, на русском. Хотя, говорит, когда надо – выигрыш может государственным.

«И считаю, что во всех украинских садах, школах, государственных учреждениях обучение и общение должно быть государственным языком. Если ты не знаешь украинского языка и не способен за несколько лет его выучить, значит, ты – клинический идиот. Нанимай себе тогда переводчика».

После плена, пыток и испытаний – он там, где самая большая опасность. Неудивительно, ведь уже в 2020 году на вопрос, что бы он изменил, если бы все можно было повернуть назад, отвечал просто: «Взял бы больше патронов».

И озвучивал мечту – чтобы Украина завершила войну победой.

Ранее мы публиковали то, как украинские защитники выбивают оккупантов с позиций на «Азовстали»

Источник