Солдатская правда. Как разведчики воюют в Широкино, — ФОТОРЕПОРТАЖ

Есть такая профессия – военный разведчик. Их называют – «глазами войны». И это совсем не про бесконечные перестрелки, взрывы и диверсии. Основная задача разведчика – это узнать месторасположение вражеских войск, их количество, перемещение и намерение, а затем уже нанести удар.

О том, как несет свою службу военная разведка в поселке Широкино, накануне Дня защитника Украины, увидел своими глазами корреспондент 0629 Александр Гудилин.

Поездка на войну

Военнослужащие одного из разведывательных подразделений попросили журналиста в эту командировку ехать в военной форме и удобной обуви. Машина с командиром и несколькими бойцами ждала под редакцией. Короткое приветствие, обсуждение на ходу целей репортажа, и мы уже в пути. Хорошая компания, хорошая музыка и длинная дорога с попутным решением бытовых проблем солдат, находящихся на передовых позициях. Основная задача – купить детали для машин. Нужно, чтобы «конница» была на колесах.

Разведчики говорят, что если нет активности на фронте, много кто может немного расслабиться. Но только не они. «Разведчик работает когда затишье и даже когда нет войны. Нам нужно знать обстановку, чтобы не получить сюрпризов в самый неожиданный момент», — рассказывает командир Олег пока пьем кофе на СТО.

После короткой паузы мы продолжает движение на восток. Пройдя несколько блокпостов, называя пароль, автомобиль заезжает в Широкино.

Поселок-призрак

95% домов в поселке пострадали. Зияющие пустотой окна, проваленные крыши, посеченные осколками заборы и стены. На улицах стоят остовы спаленных машин. Зажиточный поселок у моря стал призраком. Расстрелянные дома хранят в себе капли жизни людей, которые тут проживали до 2014 года. На опасных участках выставлены таблички, предупреждающие об опасности обстрелов из российских ПТУРов. Под ногами хрустит стекло и гильзы. На улицах пустынно и тихо. Но это лишь иллюзия.  Вражеские мины и снаряды продолжают прилетать в Широкино, поэтому восстанавливать сейчас его нет смысла.

Под лай собак мы заезжаем на импровизированную базу разведчиков.  Часть бойцов находится на боевом дежурстве, а часть отдыхает. Насколько это возможно, здесь налажен свой быт. Есть стиральная машина, место для приема пищи и даже свой спортзал для тренировок.

Командир роты знакомит нас с командиром дозора сержантом Гирей, и экскурсия по Широкино начинается.

Луганчанин Гиря

Получив защитное снаряжение в виде каски и «плитоноски», мы начинаем движение по поселку в сопровождении Гири. Высокий и мускулистый мужчина размеренно рассказывает о себе. До войны он был мастером спорта. Отсюда и позывной. Он луганчанин. Дом Гири сейчас в оккупации, и одно из самых больших его желаний – выгнать оттуда незваных гостей.

«Что такое Раша, «русский мир» – я знаю на своем опыте. На войне я с самого начала и буду тут до самого конца», — говорит он. Гиря рассказывает, как люди из его города поддались психозу кремлевской пропаганды и позвали врагов в свои дома. Он с болью вспоминает обстрелы жилых кварталов мобильными минометами сепаратистов, в каких гибли дети, а специально наученные люди приходили и кричали, что это «накрыли проклятые укропы».

«Я говорил: смотрите, до украинской армии 30 километров. Как они могли сюда достать из миномета? Но меня называли диверсантом и просили закрыть рот, — говорит Гиря. — Сейчас у меня в Луганске нет никого», — добавляет он и радуется, что его родители уехали из оккупированной территории.

Разведчик в Широкино — это некий сталкер, гид по местам кровавых боев. Он показывает опасные участки, говорит, откуда может что-то прилететь и повествует истории. Гиря приводит к бывшим окопам и огневым точкам сепаратистов на пересечениях дорог и возвышенностях.  Пророссийских террористов выбили отсюда украинские штурмовики в 2015-ом году, но туда лучше не подходить из-за опасности неразорвавшихся снарядов. Такую опасность хранит в себе каждый дом в Широкино. Примечательно, что на некоторых домах, которые занимали боевики, есть надписи на арабском языке. Это доказательство того, что тут базировались абхазы и кадыровцы.

«Возобновить поселок невозможно. Только сносить и строить заново. Тут, наверное, хорошо было бы встретить пенсию и играть с внуками. Но пришла война… Надеюсь, наше государство займется реконструкцией Широкино», — говорит он.

Над поселком ночью и порой даже днем летают вражеские БПЛА, которые сбрасывают самодельные бомбы на технику. Однако именно сегодня риски атаки с воздуха минимальные. Сильно ветрено.

 По словам бывалого разведчика, такое химерное затишье, как сейчас, несет в себе большую угрозу. Люди на позициях позволяют себе немного халтурить, и внезапная внештатная ситуация сразу же выбивает их из колеи.

Гиря выводит на северную сторону поселка, на дорогу, ведущую к Саханке. Именно оттуда, за несколькими посадками, уже есть вражеские позиции. Оттуда стреляют из минометов, СПГ и гранатометов. Пехотные подразделения боевиков также подходят к Широкино и провоцируют на ответный огонь.

 По пути слышим взрывы слева от себя. Гиря останавливается и прислушивается. «Не нравится мне это. Работает АГС», — настороженно говорит он. Боевики бьют далеко, но точное расстояние по звуку определить очень сложно. Мешают складки местности и порывы ветра. Но летит явно не по нам. Немного переждав, мы продолжаем движение.

Рабочий день разведчика

«Наша основная задача, задача разведчика, – это наблюдение. Стрелять и воевать это хорошо, но нужно понимать, куда стрелять», — рассказывает Гиря. По его словам, разведчик должен быть прежде всего умен и развит интеллектуально, чтобы проанализировать информацию, сделать правильные выводы и дать четкие данные командованию.

«В армии не должно быть случайных людей.  Мы хорошо почистили ряды от лентяев,  любителей  алкоголя и прочего и продолжаем чистить. Мы приближаемся к стандартам НАТО и командовать должны боевые офицеры, а не те, кто имеет 20-25 лет армейского стажа, но не умеет банально разбираться в топографии», — уверен Гиря.

На вопрос, как проходит рабочий день разведчика, военнослужащий улыбается. Говорит, что за ранним подъемом следует уборка и помощь на кухне. Распределение нарядов для бойцов, а командир занимается документацией и проверкой наблюдательных постов и работой с личным составом. Но есть и секретная информация, о которой нельзя говорить посторонним. Нельзя рассказывать даже об успешных операциях, которые были несколько лет назад.

«Всему свое время. О многом мы расскажем потом, после победы», — говорит Гиря.

В свободное от дежурств время он тренирует военнослужащих, улучшая их физические кондиции.  В современной войне многое решают технологии, однако индивидуальные показатели каждого бойца имеют до сих пор огромное значение.  В бронежилете и с рюкзаком разведчику порой нужно идти 5, 10, а то и 30 км. Для этого важна сила мышц спины и ног. Также Гиря дает задания бойцам по изучению исторической тематики, ибо без знания прошлого невозможно строить будущее. Понимание этой простой истины пришло ко многим именно на войне.

 Секретность до конца войны

Полуторачасовая прогулка по расстрелянному поселку прерывается неожиданно. Мы проскальзываем в закоулок кирпичного здания и спускаемся по бетонным ступеням вниз. Так мы снова оказывается на базе в компании разведчиков. Караульные сменились и пришло время поесть красный борщ с салом. За обедом бойцы поднимают болезненные для них темы. Они спрашивают, какие сейчас настроения  царят в Мариуполе, «поднимают ли головы местные сепаратисты», и почему так мало звучит тема войны в информационном пространстве. Мои ответы крайне сбивчивы и абстракты, однако бойцов это устаивает. Они благодарят за визит и предлагают добавку борща.

Наступило время отъезда. Пофилософствовав на темы активизации национального сознания в обществе и допив кофе, наступает пора прощаться. Так завязываются пусть не дружеские, но приятельские отношения мужчин схожих идей и убеждений.

Армия – это сложная структура, прежде всего в коммуникации. Поэтому вопрос выезда из поселка решается в телефонном режиме долго. На гражданской машине мы покидаем Широкино, отвозя одного из разведчиков на автостанцию, откуда он поедет домой в отпуск.

Эти улыбчивые люди с серьезными глазами одели камуфляж и пришли добровольно на фронт. Стали в ряды военной разведки, одной из самых сложных и не имеющих наград, признания и почестей, военных специальностей. Для них важна поддержка гражданских, для них важно общение с властями на местном и государством уровне. Они хотят понимать, что не оторваны от остальной части страны, хоть большая часть реальности для них – это окопы и блиндажи.

Сегодня, 14 октября, в Мариуполе будут поздравлять защитников Украины. Ожидается даже приезд Президента Владимира Зеленского. Многие военные оденут парадную форму и гражданские выйдут на семейные пикники. Но разведчики продолжат мониторить обстановку на линии соприкосновения и выполнять задачи, которые останутся тайной до конца войны…

Читайте также: Под Мариуполем ВСУ ликвидировали снайпера террористов, — ФОТО

Боевики готовятся к эскалации на Донбассе, — ВИДЕО

Источник