У матери останавливалось сердце в подвале: история юной бандуристки из Мариуполя — новости Мариуполя

Мария Вдовиченко, 17-летняя бандуристка, больше месяца находилась с семьей в оккупированном Мариуполе. За это время у ее матери дважды останавливалось сердце в подвале, а во время эвакуации отца избили в фильтрационном лагере. 

О пережитых ужасах юная мариупольчанка рассказала журналистам «Факти ICTV». 

С первых дней войны Мария с мамой, папой, младшей сестрой и котом прятались от обстрелов в ванной, пока снаряд не попал в их дом.

«Мы сидим и слышим такое – бах! И нас просто волной, вибрацией вниз: кто ударился о стену, люстры, мебель, стекло – все просто полетело, нам в крышу что-то попало. Мама, ей было плохо, она хронически болеет, у нее отказали ноги, она не смогла ничего сделать. Мы ее просто тащили на себе в подвал», – вспоминает девушка.

Следующие две недели семья находилась в подвале, где прятались ещё около 20 человек. Из еды у них оставалось немного хлеба. 

«У нас был кусочек хлеба, тот сухарик, мы его делили на сколько могли. Я боялась его есть, хотелось пить – я не пила, потому что у нас была баночка с водой, просто баночка. Когда шел дождь – мы набрали, был снег – у нас была вода», – говорит Мария.

В подвале маме Марии резко стало плохо, у женщины дважды останавливалось сердце. Отцу приходилось реанимировать жену своими силами через искусственное дыхание. Медикаментов или какой-то врачебной помощи не было, поэтому дочери оставалось только молиться. 

С каждым днем ​​обстрелы становились все сильнее. По словам Марии, она думала, что скоро погибнет и надеялась, что это произойдёт быстро, лишь бы не видеть как мучаются родные.

К счастью, семья выжила и 17 марта решилась выбираться из города.  Старый жигуль, засыпанный обломками построек, чудом уцелел и завелся. На выезде из города их направили в оккупированный поселок Ялта, недалеко от Мариуполя. Там семья две недели жила в пансионате без отопления и воды. Гуманитарную помощь оккупанты раздавали по прописке только для жителей поселка.

 «Висели объявления «мариупольцам ничего не давать», – это будет наказуемо. Все деньги, которые у нас были, мы потратили на хлеб. Могли позволить себе только две буханки хлеба, больше у нас не было ничего», – вспоминает девушка.

Чтобы выбраться из оккупированных регионов, семья должна была пройти фильтрационный лагерь. В очереди перед ними было 240 машин, продвигались по 1-2 автомобиля в час.  По словам Марии, они простояли больше двух суток, выходить из машины не разрешали даже в туалет.

После осмотра транспорта отца Марии направили на проверку, где на него морально давили и избивали. После этого мужчине выдали «документ», подтверждающий прохождение фильтрационного лагеря.

«Они ему угрожали: «Мы рассказывали, что будет, если тебе отрезать ухо», — они это ему сказали.  Сначала его толкали, а потом чем-то ударили по голове, еще один удар, и он упал. Он не помнил многое, а пришел в себя, когда уже на улице был, и ему сказали идти к машине», – рассказывает Мария.

Дальше семья отправилась в Бердянск.  Главная дорога непроездная, поэтому пришлось ехать ночью по окрестностям. Мария называет это «дорогой смерти».  По пути им встречалась сгоревшая техника, сожженные гражданские машины и труппы. У отца после избиения ухудшилось зрение, он ехал, как мог.  В Бердянске семья переночевала в машине, а утром отправились в Запорожье. На каждом российском блокпосту раздевали, проверяли документы, машину, задавали провокационные вопросы. Кроме того, оккупанты забирали еду, а машина попала под обстрел. Когда семья добралась до украинской территории, то не могла поверить своему счастью.

«Мы понимаем, что это наши, но не знаем, не говорим первые. Они говорят на украинском , отец думал отвечать-не отвечать. Он молча дал документы: «это украинцы, мариупольчане. Как вы там?» – и мы поняли – это наши. Мы не могли поверить, что вот-вот. Там даже воздух был другой. Там было солнце!  Это была радость, это была настоящая радость», – вспоминает девушка.

Семье оказали медицинскую помощь, накормили и напоили. Впоследствии их отвезли в Днепр, а оттуда во Львов.  После пережитого Мария желает только, чтобы родители скорее выздоровели, а в Украине перестали гибнуть мирные люди. 

Волонтеры из Днепра узнали, что девушка играет на бандуре и нашли ей инструмент. Теперь Мария мечтает вернуться в украинский Мариуполь и снова играть на своей бандуре в своем городе.

Больше новостей читайте в нашем Telegram.

Напомним, на базе Дворца культуры в Запорожье открыт Центр помощи переселенцам из Мариуполя и других горячих точек. 

Источник