«У нас нет другого инвестора, кроме Метинвеста». Вадим Бойченко прокомментировал ситуацию с Городским садом

Новость о том, что Метинвест задумал построить на месте Летнего театра в Городском саду частный технический университет, породила горячие дискуссии в Мариуполе. Горожане спорят, митингуют и требуют муниципалитет вмешаться и остановить застройку парка. Больше двух недель идут дискуссии, представители Метинвеста пытаются защитить свою идею, и только городской голова сохранял молчание. Накануне митинга, состоявшегося в минувшее воскресенье, Вадим Бойченко согласился прокомментировать сложившуюся ситуацию.

— Я специально молчал так долго. Мне было интересно посмотреть, как будут разворачиваться события, — начал наш разговор мэр. И сразу же  — заговорил о политической составляющей проблемы.

— Не соглашусь. Это не политика. В последние дни я говорила со многими людьми, обеспокоенными судьбой Городского сада. Все они не имеют ни малейшего отношения к политике ни в каком виде.

— Давайте говорить фактами, а не эмоциями. Если мы говорим о конкретном участке, который будет являться местом будущей застройки, то эта территория принадлежит частному лицу. В октябре минувшего года произошла смена собственника. 10 октября за смену арендатора земли проголосовала сессия. И проголосовали все без исключения депутаты. Я сейчас не хочу никого выделять и подчеркивать. Но еще раз: все партии единогласно проголосовали за это решение. И тогда уже звучало, что на месте старого летнего кинотеатра, который принадлежал Торгово-промышленной палате, появится «Метинвест Политехника». Мы находились в преддверии выборов тогда. И никто не поднял этот вопрос, потому что могли быть разные реакции, все готовились к выборам.

Если вернуться к тем людям, которые поднимают этот вопрос сейчас. Те политические силы, которые это делают, всегда придерживались нормы закона. Так вот, по закону – это частная территория. Это не Городской сад (показывает схему – авт.). А все остальное – Городской сад. И вот на этом пятне застройки и будет возводиться  «Метинвест Политехника». Не идет речь о переустройстве, расширении этой территории, о строительстве гостиницы или игрального бизнеса. Все эти разговоры – чистой воды манипуляция. 

Мы сейчас на первом этапе – меняется целевое назначение земли. Было культурное – станет образовательное. Здесь не сможет возникнуть ничего, кроме образовательного учреждения. Так звучит вопрос. То есть мы еще в очень дальней перспективе. После этого будет проект. И вот тогда будут общественные слушания – как здание будущего учебного учреждения будет выглядеть. Но при этом мы должны понимать, что проведение этих слушаний – не является законной нормой. Потому что сроить будет частное лицо на своей частной территории.  И по закону он не обязан ни с кем согласовывать, каким должен быть его объект.

Другой вопрос, каким образом вообще стало возможно, что коммунальная собственность была приватизирована. Как вообще Летний театр стал частным. Но это – вопрос, уходящий в историю. Это решение принималось не сейчас.

Можем ли мы с вами частному лицу диктовать, как должна выглядеть его собственность? Думаю, нет.

И мне не нравится история и та дискуссия, которая разворачивается вокруг Городского сад. Потому что она не касается Городского сада. Она касается частной приватной территории.

— Городской сад – важное место для горожан. Люди хотят сохранить его дух, его историю. И его доступность.

— Я бы никогда не принял решения, которое бы навредило исторической части Мариуполя. От слова НИКОГДА. Вы знаете мою позицию по всем объектам, которые имеют какую-то историческую ценность для Мариуполя.  

Ситуация так сложилась, что все объекты, которые имеют культурную и историческую память, они находятся в частных руках. И мы сейчас занимаемся тем, чтобы вернуть эти здания в коммунальную собственность. Это не нравится тем лоббистам, которые владеют сейчас этими объектами.

Когда принималось решение о месте строительства будущего университета, изучался опыт других стран. В мире множество примеров, где университет соседствует с парком. Вот вам Балтимор – есть  парк, и есть университет. Вот Питтсбург – такая же история. Вот Гданьск, наш город-побратим. Милан в Италии. Валенсия, Испания. Это только малая часть примеров.

Конечно, было бы круто, если бы сначала возник университет, а потом вокруг него появился парк. Но так бывает не всегда.

— А если завтра Метинвест скажет: нам для завершения строительства очень нужно еще немного парковой земли. Что тогда?

— А вот тогда и нужно будет обсуждать и принимать решение. Мое личное мнение – это будет очень плохо. Я лично буду против расширения территории под строительство.

— Скажите, что будет с парком? Когда вы заходили в реконструкцию площади Свободы, ни у кого не было тревог, потому что там – нечего терять. Городской сад – другое дело. Это историческое наследие. Это место с душой.

— Я всецело за сохранение Городского сада. В 2023 году парку исполняется 160 лет. Думаю, будет хорошо, если мы к этой дате приведем его в порядок. Каким он будет – еще только предстоит обсудить. Но абсолютно точно, его исторический дух должен быть сохранен.

Я хочу еще раз подчеркнуть – есть парк, и его судьбу будем решать мы все вместе, а есть частная территория. И на это мы влиять не можем.

— А на стадион «Азовец» мы тоже влиять не можем? Как случилось, что мы отдали кусок стадиона под строительство общежитий Метинвеста?

— Со стадионом другая история. Честно скажу, стадион «Азовец» не был для нас в первых приоритетах. В то же время, и содержать, и реконструировать спорткомплекс было необходимо. Поэтому здесь мы пошли по пути поиска инвестора, который согласился бы реконструировать этот объект, для того чтобы мы могли в дальнейшем его совместно использовать.

— То есть Метинвест отремонтирует стадион и оставит в коммунальной собственности?

— Да.

— Зачем это Метинвесту? В чем его интерес, не понимаю.

— Ему необходима спортивная база, для того чтобы получить лицензию для университета. Он получит эту базу и возможность построить общежития для студентов, а город получит современный мультиспортивный центр. Все, кто занимается в спорткомплексе сейчас, смогут вернуться и продолжить работать.

— Вряд ли город так же легко расставался бы со своими объектами, если бы речь шла не о Метинвесте. Не думаете ли вы, что та напряженность, которая возникла вокруг Городского сада и «Азовца», отчасти связана с негативным отношением громады к самому Метинвесту?

—  К Метинвесту можно по-разному относиться, но у нас в Мариуполе нет другого такого инвестора, который бы согласился вложить в городскую инфраструктуру 25 млн. И знаете еще что, Мариуполь – не единственный город, который Метинвест рассматривал как возможную локацию для своего университета. Еще один вуз для города – это развитие, это инвестиции, и это – хорошо. Круто, что выбрали Мариуполь. Ну а споры они есть всегда. И не только у нас. Я в этой истории – только арбитр.

P.S. Интервью с городским головой мы записали в пятницу, 26 марта. Информация о том, что высотная застройка (выше 9 метров) запрещена в исторической части города, появилась позднее, поэтому мы не смогли задать этот вопрос Вадиму Бойченко.

P.S.P.S. Вопрос об изменении целевого назначения участка под Летним театром Городского сада должен быть вынесен на рассмотрение сессии городского совета 31 марта.

Записала Анна Романенко

Источник